RESEARCH: RUSSIAN ONE-MAN BRAND
RESEARCH: RUSSIAN ONE-MAN BRAND
Кто из нас не мечтал основать свой бренд? Выразить себя в создании одежды, аксессуаров или чего-то еще. Будем честны, в российских реалиях это удаётся немногим. Среди таких людей находятся настоящие герои, которые в одиночку контролируют всё: от производства до подачи своей продукции.

В этой статье мы решили сфокусироваться на подходе и бэкграунде «‎one-man» брендов России, за которыми стоят личности, полные новых идей и искренней любви к своему делу: FRANKENCHAIN, ITU, WISDOM.PARLOUR, HARSH и PRIVATE COUTURIER / THE SUN ORIGIN.
Единственная в России мастерская вышивки цепным стежком, владелец которой, Спэйд, кровью и потом выкупил пару старинных машинок Singer. Используя фетр как холст и нити как краски, он создаёт нашивки в винтажном стиле, черпая идеи в многогранной культуре XX века.
Как человек с опытом, расскажи — сколько шишек набил, прежде чем запустить FrankenChain?
Не сказал бы что это были шишки, все шло своим чередом, и, главное, это было весело! Я бы с удовольствием продолжал делать Bad Dog, если бы это приносило деньги, совместимые с жизнью. Тут больше вопрос навыков и умений, хочешь выпускать что-то интересное – разберись с этим сам, вникни в технологию и возможности производства, потому что не все происходит так, как тебе кажется со стороны.
Если сравнить момент твоего старта с тем, что происходит сейчас, скажи — изменилось ли у локальной публики понимание того, чем ты занимаешься? Если есть конкретные примеры — будем рады.
На самом деле мне довольно редко приходится объяснять штуки вроде того, чем это отличается от обычной вышивки или почему это так дорого. Как-то все и так врубаются, следят за инстаграмом. Часто удивляюсь, когда на каком-нибудь мероприятии подходят к стенду, и я только завожу свою песню, а мне в ответ: «‎Да не, мы все знаем!». Мне кажется, на начальном этапе наше интервью, где я рассказываю технологию — очень помогло в этом плане.
При этом твои основные заказы происходят с зарубежа, верно? Как считаешь, с чем это связано?
Вначале было так, а сейчас все устаканилось, и заказы уходят примерно 50 на 50 за границу и по России. Думаю, тут уже играет не вопрос курса доллара или средней зарплаты, а просто желание сделать себе какую-то крутую штуку.
Можешь рассказать об одной из своих последних совмесок с точки зрения внутренней кухни? За последний год ты начал сотрудничать с самыми разными художниками и «‎перерисовывать» их арт для них же, грубо говоря — как тебе такой опыт вообще?
Я часто говорю, что вот тот стиль, в котором у меня идет вся графика – я по-другому «‎не умею», это одна из причин, по которой я не стал дизайнером в «‎классическом» понимании, и слава богу! Поэтому мне очень нравится работать с художниками, татуировщиками, у которых свой почерк, и я просто немного подправляю линии под возможности машинки. Получается что-то, что я бы сам не создал, не нарисовал и не придумал – супер интересно!

Так было в работе с очень крутым татуировщиком Славой Старковым – нужно знать и разбираться в фольклорных японских персонажах и традициях их изображения. У него громадный опыт в этом деле, и мы просто без каких-то долгих обмусоливай концепции сделали серию. Интересно наблюдать, как люди, у которых есть такие татуировки, покупают и нашивают их на куртки, на сайте так и написал – «‎Now your denim jacket has tattoos too!»
Ты один из немногих чуваков, который зарабатывает на жизнь одним лишь творчеством. И судя по всему, патчи — одно из твоих основных занятий. Поставим вопрос открыто — если ты так и планируешь двигаться вперёд, то что будет дальше? И чего нам от тебя ждать?
Ну я еще немного рисую, но это как придется, вот последние афиши Original Meet и Wheels & Chains получились интересные. А так – больше патчей, больше совместных работ и интересных коллабораций, эксперименты с техникой и материалами, ну и надо уже попробовать настроить какую-то регулярность, хотя кого я обманываю... Stay Tuned!
Коллаборация Grade Moscow x FrankenChain
Московский портной с граффити-бэкграундом, вручную отшивающий головные уборы и сумки с военной эстетикой. В тандеме с художником Матвеем Кайфом создал абсолютный хит — субтропический шлем «‎HELZ».
С чего началось твоё осознанное и серьезное увлечение одеждой, и какой именно одеждой?
С секонд-хендов. Там я познакомился с хорошим денимом, винтажным SI и Barbour. Я родился в Крыму и при Украине регулярно ходил по ним, брал хорошие вещи на перепродажу, в то время (2012-2014) их было много. И я люблю это время за то, что каждую неделю были новые вещи, которые я приводил в порядок, носил, а после перепродавал. Золотые украинские завозы... А одежда мне всегда нравилась простая и функциональная. В этом плане ничего не изменилось и по сей день.
Ты модель, и ты занимаешься шитьем. В таком случае всегда интересно спросить — обращал ли внимание на особенности кроя и деталей вещей, в которой тебе доводилось сниматься? И если да, то какие выводы делал?
Несомненно. Порой, на съемках встречается интересная одежда и мне доставляет удовольствие возможность её изучить, помимо того, что я в ней снимаюсь. Все эти взаимодействия вызывают стремление впитывать многолетний человеческий опыт и заставляют усердней работать над своими навыками.
Как вообще тебе пришла идея создания ITU как бренда головных уборов? И почему именно головных уборов?
Откровенно говоря, сейчас, не могу назвать ITU брендом, однако, у меня серьезные намерения. За головные уборы я взялся по нескольким причинам. Мне редко удавалось найти что-то для себя. И это не требовало специальных знаний на момент моих первых экспериментов (летом 2019). Чуть позже, я осознал, что мало кто уделяет должное внимание головным уборам, даже крупные бренды.
Даже в самых первых кепках у тебя прослеживался вайб винтажного милитари. Расскажи, учитывал ли какие-то военные силуэты и модели при создании своих?
Не могу ответить положительно. Думаю, так вышло само по себе, ведь когда начинаешь что-либо делать, смотришь и изучаешь то, что нравится и вдохновляет. В голове это всё группируется и получается то, что получается. Ничего принципиально нового. Просто сделал по-своему.

На счёт моей первой кепки. Мне когда-то Тигран Аветисян подогнал несколько вещей, одной из которых была черная кепка CHANGE NOTHING. Мне понравилась конструкция в виде банданы с козырьком. Потом я видел ее и у других брендов. Уникальность её в том, что кепка садится абсолютно на любую голову. У меня она до сих пор есть. Вот мне и захотелось переработать этот силуэт.
Без преувеличения можно сказать, что Матвей Кайф со своими идеями сыграл очень важную роль в истории ITU. Как вы с ним познакомились? И на почве чего решили начать делать что-то вместе?
Конечно! Матвей как рычаг в деле, с ним все значительно проще. Да мы вроде были знакомы еще с первой выставки Buffantgarde, а вот сошлись для совместной работы уже осенью 2019, после его предложения. Почаёвничали в Караваевых, он мне мысль изложил — я заинтересовался.

Матвей мне передал свою афганку. Я изучил и сделал первые лекала на её основании. Тут же, оперативно, нашли ткани. И спустя 3-4 семпла получили наш «HELZ», который в последствии совершенствовался.
Что было самым сложным в создании «‎HELZ»?
Изначально, получалось, как понимал и видел. Поэтому чисто технически, была масса ошибок, и это абсолютно естественно. Лично для меня большую роль сыграл тот факт, что силуэт создавался и преобразовывался без помощи специалистов.

Думали, делали, вносили изменения. Это повысило скилл, а также дало мне возможность самому разобраться в технологии изготовления.
Сейчас ты вовсю экспериментируешь с новыми моделями. Мы видели даже совместную сумку с Матвеем. Расскажи — что планируешь делать дальше?
Живу одним днем, поэтому о планах не заявлю. Идей море, как личных, так и совместных. Ключевой вопрос — время и возможности. Над этим и работаю сейчас.
Outdoor-энтузиаст из московской граффити-команды NANOŽ, отшивающий практичные сумки самых разных габаритов. Он использует технологичные ткани и даже распарывает старые предметы одежды, давая им новое прочтение.
То, что ты любишь делать ассамбляжи и разного рода поделки — мы уже знаем. А вот с шитьем всё понятно не до конца. Расскажи, из-за чего и как ты осознанно и надолго засел за швейную машинку?
Да, да, наши руки — не для скуки! До конца прошлого года во мне сидел страх к швейным машинам. Наверное, это что-то из детства, когда папа строчил чехлы на свою «пятерку» (Жигули 5ой модели): огромная, по сравнению со мной, тумба и звук пулемёта на всю квартиру. Тем, не менее на протяжении уже моей семейной жизни у нас всегда стояла бытовая швейная машина, на которой [жена] Настя время от времени что-либо делала. Лично же сесть за неё я захотел лишь недавно, когда решил попробовать пэчворк на старой жилетке и скрестить пару вещей путём отпарывания карманов с одной и прилаживания их к другой. Таким образом, я понял, что это не так сложно и страшно, основные принципы были освоены.

На счёт углубления важную роль сыграл мой старый друг – Илья Red Hills Company. Начался период самоизоляции, и я решил сшить сумку из старых хлопковых авосек, получилось довольно таки интересно, показал Илье. Через пару дней он прислал курьера с рип-стопом, фурнитурой и стропами. Пожалуй, это был сильнейший импульс к тому, чем я занимаюсь сейчас. В целом меня очень вдохновляет мое сегодняшнее окружение, и даже не только в плане именно шитья сумок, но и каких-то стремлений по жизни.
У тебя очень явно прослеживаются веяния outdoor и всякого рода винтажного милитари. Посему — расскажи, как от этого ты пришёл к тому, что хочешь заняться производством сумок? И почему именно сумок.
Тут стоит начать с того, что в армии я пользовался РД-54 (рюкзак десантника образца 1954 года). Меня завораживала эстетика и простота данного рюкзака. Плюс, конечно, за время службы я увидел большое количество другого снаряжения, более совершенного. И с тех пор во мне сидит привязанность ко всем этим вещам.

Далее был период плотного знакомства с миром стритвира и в нём, несомненно, всегда чувствуется и прослеживается влияние милитари и аутдор-хайкинг вселенной. Некоторые бренды на этом полностью построены.

С сумками и рюкзаками у меня отдельная любовь, и порой очень сложно найти то, что именно необходимо, в большей мере по размеру. Во мне 164 сантиметра роста и большинство сумок и рюкзаков либо огромны для меня, либо крайне малы. Исходя из этого, познав основы работы на швейной машине, долго я не думал о том, что же мне сшить.
Ты интегрируешь в сумки самые разные штуки: от строп и военных карманов до кучи карабинов и других штук. Что здесь тебе важнее — визуальная или практичная сторона? И почему?
Для меня важно, чтобы эти стороны не противоречили друг другу. Всё-таки необходимо находить компромиссы и гармонию. На данный момент у меня нет противоречий в визуальной стороне, душа летит. В практичной же стороне я чувствую недостаток знаний в технологическом процессе, но я не стою на месте и в этом плане развиваюсь. Например, сейчас стою на пороге приобретения промышленной швейной машины и это, несомненно скажется на качестве моих сумок (на момент публикации машина уже куплена и успешна в работе!). Я не экономлю на количестве строчек и стараюсь как можно крепче сшить изделие, но таки пробелы встречаются, выползают спустя какое-то время. Сейчас отношусь к этому спокойно и считаю, если человек произведет лёгкий ремонт сам, пусть даже весьма небрежно, это придаст сумке лишь лучший, ещё более живой вид.
В основном ты создаёшь все с нуля на заказ. Если дело касается конкретного человека, то учитываешь ли ты какие-то факторы, связанные с ним, эдакий custom made, при создании сумки?
Сейчас для меня в приоритете шить сумки на заказ, но недавно столкнулся с тем, что не всегда есть именно настрой и из-за этого срок производства весьма длительный. Конечно, для поддержания формы я шью что-то на сток, но если у меня есть какие-либо сомнения при старте индивидуального заказа, то я перенесу старт. Да, это получается долго, но на выходе всегда имеются нововведения, которые можно использовать в будущем.

При обсуждении я аккумулирую максимальное количество информации от человека, и стараюсь по всем пунктам закрыть его потребности, ведь именно этого не хватало мне, при выборе сумки или рюкзака. В основном это конечно касается размеров, ведь все мы пытаемся иметь идеальную сумку и впихивать в неё «‎невпихуемое». Приходят и очень интересные запросы, но они пока в процессе.
Самое главное — это простроченные блики, которые, судя по всему, перетекли из твоего граффити-опыта. А есть ли что-то еще такое, что перетекло в дизайн сумок из твоих «‎эстетических» увлечений?
На самом деле из граффити еще кое-что есть. Порой в сумке может случиться незначительная кривизна, но я это принимаю максимально честно и живо. Чаще всего заметно это только мне.

Я бы отметил наверно именно некую намеренность в плане экипировки и тут больше про то, что точно никогда не перетечёт в мой дизайн сумок. Этот предмет один из самых старых аксессуаров, который использует человек и велосипед уж точно придумывать не стоит.
Мы видели у тебя кастомизированные кеды, да и вообще — раз уж ты и до этого занимался кастомом, то хочется спросить: чем бы ты хотел / планируешь еще заниматься, кроме создания сумок?
Кеды так и продолжаю, времени конечно меньше уделяю, но по-прежнему мне это очень интересно. С кедами хочется пойти дальше, но технологически это сложно. Если бы была возможность отсоединить подошву, а потом обратно её приладить, без ниток и иголок, а именно по технологии, как это делается на «вафельном» заводе, то возможностей прибавилось в разы.

На днях разобрал свои Clarks Wallabee, покрасил в черный, сделал на верхнем элементе вышивку и осталось только собрать обратно.

В целом, я всегда открыт для каких-то идей со стороны. У многих людей шкаф ломится от вещей. Почему бы их не кастомизировать/скрестить/переделать? Сопромат не наша тема!
Петербургский мануфактурист по производству рабочей одежды в стиле XX века, отшитой вручную на собственных машинках; надежной, удобной и в меру грубой.
Ты упоминал, что твоя мама была портным-конструктором, но ты почему-то сперва решил стать столяром-реставратором, пока не порезал пальцы. Можешь рассказать эту историю подробнее и в красках?
История как во втором четверостишье песни про дом восходящего солнца. Я всю жизнь рядом с «‎нитками», но почему-то даже в голову не приходило овладеть ремеслом в полной мере до момента, пока я чуть не лишился пальцев. Когда закончил школу, сразу решил, что в офисе сидеть не хочу, поэтому пошел в местную шарагу. Из списка профессий самым оптимальный и творчески ориентированным показалась работа с деревом. На деле, конечно же, получилось все не так уж романтично. Я сменил немало мест работы, а контингент, работающий в мастерских и фабриках, дает шанс разве что деграднуть с разбегу. Но потом мне повезло, и я попал в конторку, торговавшей азиатской мебелью. Меня взяли напарником к мужику, который в одиночку (до меня) реставрировал массив от брака и издержек транспортировки. Само везенье состояло в том, что дядька оказался не просто каким-то кузьмой, а интересным персонажем с богатым прошлым, там и сайкобилли-контрабас, и фарцовка штатовским добром конца времен СССР. Одно из самых беззаботных времен и настоящее развитие моей личности: хорошая музыка из динамиков во время рабочих процессов и философские дискурсы. Как раз тогда я начал подсаживаться на work-war стиль, ну и человека втянул.
Отрыв продолжался примерно с 2013 до 2018, потом конторка развалилась и мне опять пришлось метаться по каловым местам, и вот как раз на последнем таком случился эксцесс. Всегда знал, что рутина меня убьет, убить не вышло, но пинка дала. После восьми часов крепкой, однообразной работы на циркулярке, сознание начинает отказывать и по случайности мои пальцы попадают на диск. К счастью угол попадания был удачным и все фаланги остались на местах, но потрепало их знатно. В общем пока мне их зашивали, я решил, что надо спрыгивать с этого корабля и как-то двигаться к тому, что меня цепляет больше. Начал приходить к матери на работу, она вводила меня в мир портного. Так, примерно за пару месяцев, я уже был в состоянии раскроить и сшить портки.
Чем тебя work-war стиль так зацепил?
Эта эстетика меня покорила давненько, а так как ничто современное из аутфита мне не близко, это были именно классические вариации всей этой красоты. Зацепил, я думаю тем же, чем и остальных инфицированных: минимализм и комфорт. Тонкости на первых парах не сильно заботили. Но, конечно, когда начинаешь копить все виды в голове, хочется уже не просто отсматривать, надо уже настраивать прицел.
Почему решил сам начать делать подобную одежду? И как вникал во всякие нюансы?
Ну объективно, этот рынок в России не занят, густоты почти никакой, тем более, что касается ручного пошива. Вникал просто: распорол пару своих старых брюк всем известных брендов, взглянул на тему изнутри, обдумал что мне нравится, мама подсказала как, где и что подогнать под мое видение, а дальше понеслась. Но! Я сразу решил, что реплики делать не стану, поэтому больше к расчленению чужого не прибегал, ограничиваюсь просмотром старых фотографий и рисую от своих лекал. Все тонкости отрабатываю на самой первом экземпляре, бывало, что распарывал полностью и собирал заново с другим набором деталей по несколько раз. Ну и, конечно, этот тест-пресс идет на личное пользование. Первая партия портков была отшита в количестве где-то 30 штук разных вариантов цветов и ткани, но сейчас я отказался от партий и крою под заказ, по размеру пояса который нужен человеку. Такой подход получается индивидуальнее.
Как у тебя проходит творческий процесс? Допустим, есть силуэт 40х годов, и он тебе интересен — как ты его прорабатываешь?
Я представляю то, что мне самому бы было интересным и удобным, и какой текстиль подойдет под данный вариант. Опять же, копировать что-то конкретное нет желания. В голове уже хранится и так приличное количество обличий с фотокарточек и из кинематографа, остается ток скомбинировать на эскизе, затем делаю лекала. Так как пока возможностей мало, то в лучшем случае только процентов 10-20 идей будет реализовано. Хотелось бы больше кастомайз-заказов, надеюсь спрос такого рода работу будет расти. Например, мне нравится, как получились женские рабочие комбинезоны, но, чтобы комбез сидел действительно хорошо, нужно кроить по меркам. И мне нравится индивидуальность такой работы. Также делал летнюю рубаху в стиле гавайских, которую заказала девушка для своего чувака, и вот такие работы особенно приятно отдавать в руки!
А чем бы тебе хотелось еще заняться?
Сейчас для меня самое главное желание — это запастись возможностями и смелостью, чтобы открыть собственную мастерскую, куда люди могли бы прийти, посмотреть, померить, поболтать, в общем в некотором роде клуб любителей суровой одежки.
Две линии одежды, основанные в Италии художником Станиславом Никатановым, что родом из Санкт-Петербурга. В вещах он выражает свой подход к искусству, обращаясь к особенностям мировых культурных феноменов.
Для начала хочется разобраться. Ты, вроде, из Питера, но оба бренда основаны в Риме. Как так получилось?
Так и есть, я из Питера, а бренды из Рима. Родился я в Ленинградской области в городе Гатчина, всю жизнь жил в Санкт-Петербурге, а мой творческий путь начался именно в Риме. В Италии, куда я поехал получать второе высшее, благополучно его бросив после первого года на отлично по всем предметам. Я все еще имел возможность продлевать ВНЖ и продолжал жить в Италии, путешествуя, гуляя и вдохновляясь искусством. На каждом углу ждала какая-то магия, происходившая там со мной. За три года я объехал пол страны, бывал в нереальных историях, жил в различных локациях, посещал аутдоры с медицинской марихуаной, например. Шел процесс формирования меня в художника, я осознавал, что мало делать бренд одежды, что мне нужен новый язык, чтобы говорить.

Я понял, что меня достали бесконечные бренды, которые делают только футболки и толстовки, что мир высокой моды мне тоже не нравится по многим параметрам. Коллаб на коллабе, тренды, которым надо следовать на три года, вперед прописанные авторитетными изданиями, фаст-фэшн и вообще вся культура потребления, я не вижу себя там. Так и пришла идея развивать свою творческую линию одежды. Накануне пандемии я вернулся, чтобы воссоединиться с семьей, а также начать активно взаимодействовать с российской публикой.
Одежда, получается, была для тебя продолжением искусства?
В меру воспитания я получал совершенно другое образование и меня не окружала творческая обстановка, в семье не было художников. Я учился в Российской Таможенной Академии на специалиста. Когда я выпустился, я понял какой это тлен. Работать в федеральной службе. На тот момент я работал на трех работах, чтобы купить первую машину и ездить в отпуск раз в год.

Поначалу даже мысли не было заниматься чем-то подобным. Кем и где я только не работал. И курьером, и официантом, и в таможне, и в аэропорту. Это все было студенческое время, поиски себя. Но глубоко в душе я всегда мечтал писать картины, заниматься творчеством, мне просто не хватало бэкграунда. В Италии я его получил. В ход пошли мои самые заветные задумки по созданию одежды. Я кое как шил поначалу. Но понимал, что единственный шанс чего-то добиться – это превзойти себя. Я начал открывать в себе навыки ручного прикладного искусства и на этом моменте я полностью осознал, что я хочу не просто бренд, я хочу делать произведения искусства. И проявлением моего творчества может быть не только одежда. В 2019 году я вступил в профессиональный союз художников России. Сейчас я провожу поп-апы, участвую в выставках современного искусства, принимаю так же участие в различных конкурсах. Например, последние два года я становился победителем конкурса Новые имена в моде Собака.ру, в 2019 с проектом Private Couturier, а в 2020 The Sun Origin.

В 2019 году в Москве можно было наблюдать мой поп-ап на Faces&Laces Locals на винзаводе, а также прошло несколько выставок живописи и коллажей в Санкт-Петербурге с моим участием, в частности персональная.
У тебя куча паттернов, принтов и вообще много вайба, связанного с психоделикой. Поставим вопрос открыто — расскажи, «‎почему так»?
На сегодня психаделика, откровенно говоря – тренд. Но я еще 5 лет назад заложил это в ДНК своего бренда. Тогда-то я и погрузился в этот мир. Начиналось все со знакомства с Рок'н'Роллом, мне просто понравилась эта музыка, мы часто слушали ее с друзьями, они тру рок'н'рольщики. 60-е, 70-е – эпоха которая безвозвратно вовлекла меня в эту тематику. Фанкаделика, психоделик-рок. В этой музыке я почувствовал все, что близко моему мировоззрению. Наверное, потому что это было совсем недавно. И так отчаянно круто, со стороны людей той эпохи вести себя так, как они себя вели. Технологический прогресс растет в геометрической прогрессии, но я не вижу свою причастность к нему, мне не хватает простоты у людей в отношении к жизни, я не разделяю их новомодные заботы. Психоделическими отсылками призываю людей освобождаться от предрассудков, мыслить за гранями стереотипов и быть проще, радоваться мелочам, заботиться о себе, близких и об окружающей среде.

Конечно, на этом не ограничиваются мои интересы и грани познания. Мы так же можем видеть мое отношение к японскому мировоззрению в линейке The Sun Origin – в переводе «Происхождение Солнца». И я бы так же хотел впоследствии делать что-то пропитанное русским духом, это мое истинное воспитание как никак.
Судя по всему, ты как-то органично вписался в волну апсайкла. Скажи, какого было этим заниматься одним из первых? Много шишек набил?
Апсайкл я ношу в мыслях опять же с самого начала как увлекся японской тематикой и заложил это в ДНК. Коллекция из переработанных материалов — это работа созданная мной в рамках проекта 'The Sun Origin'. Это о Японии не как о стране, а как о состоянии души и образе жизни. Идея повторного использования материалов продвигается японцами издавна и всегда меня вдохновляла. Нам очень далеко до японцев в их духовном и практическом познании жизни, и своими коллекциями я бы хотел обратить на это внимание в очередной раз. Как оказалось, это целая культура и бесконечный простор для творчества, в частности применения техник ручного прикладного искусства и декорирования. Шишек я таких набил, что у меня беспощадно заканчивается пространство от того, что я теперь никогда ничего не выкидываю и часто тащу что-то в мастерскую, то, что мне отдали друзья или то, что я нашел на улице… Мне звонят спрашивают, не готов ли я забрать те или иные вещи, материалы.
Есть ли у тебя какие-то ритуалы или штуки, без которых нельзя представить творческий процесс?
Вдохновение, одиночество.
У тебя достаточно большой опыт, поэтому скажи — изменилось ли понимание локальной публики того, чем ты занимаешься? То же кимоно из замши далеко не каждый поймёт.
Я скажу так, со временем оно не изменилось, оно сформировалось. В большинстве своём мне кажется моя публика, это люди с развитым эстетическим наслаждением. Те, кто заинтересован в искусстве. Это необязательно «модники» или «мажоры». Люди часто пишут, что моя вещь подобного рода у них первая. Что я побудил их увлечься той или иной темой, вдохновил на то или иное занятие. В общем и целом, по мне так это люди с душой, а это уже вдохновляет меня.
RESEARCH: RUSSIAN ONE-MAN BRANDS

Starring: FrankenChain, ITU, WISDOM.PARLOUR, Harsh, Private Couturier / The Sun Origin

Grade Moscow
4 Oct, 2020