Back on top
People

NOT MOVETON: INTERVIEW WITH ILDAR IKSANOV

“Всего по чуть-чуть, мой поезд так и едет”, — кратко описывает свой принцип Ильдар Иксанов. Не важно, работа, музыка или фотография; любое начатое им дело будет происходить на спонтанной ноте и удачном моменте. Когда профессионализм построен на простом отношении к жизни, всегда хочется узнать больше о том, с чего всё это когда-то начиналось.

Ильдар поделился с нами своими воспоминаниями о творческом пути. Мы поговорили о быстром взрослении, важности расставления приоритетов, личностных кризисах и полученном опыте, который определяет текущие взгляды на жизнь: после черной полосы обязательно последует белая.

Фото: Ильдар Иксанов


Ты родом из Астрахани. Ощущаешь ли влияние провинциального города в своём взгляде на жизнь?

Сейчас астраханский бэкграунд свелся к самому минимуму. Когда мне было 18 лет, я переехал в Москву. Произошло быстрое взросление во всём, в том числе и в интересах. Москва очень сильно меняет мировоззрение: она поглощает своим размером, ритмом жизни, движением… И возможностями! Поэтому влияние родного города я уже не ощущаю. Все, что у меня от него осталось — это родственники, близкие люди и друзья, которые там живут и развивают Астрахань. И я горжусь ими!

Конечно, периодически я приезжаю туда. Но я постоянно вижу одно и то же; для меня Астрахань является своеобразной константой; с годами город не меняется, и люди в нем, к сожалению, тоже. Не знаю, хорошо это или плохо, но для меня это, всё-таки, шаг назад.

image

Школьные годы и годы института были, если честно, не самым любимым этапом моей жизни. Причина была проста: всё было чересчур обычным. Ничего вокруг не происходило, ничего не менялось. Не было ничего сверхъестественного, всё было ровно. Поэтому никакой ностальгии не осталось; этот период для меня — достаточно равнодушная стихия.

Я слушал поп-панк, играл в футбол, словом, увлекался самыми обычными вещами… Лично у меня Интернет появился в 2002 году, но даже это не давало особого толчка: соцсетей тогда не было, выглядело всё иначе, поэтому ты попросту терялся; не знал, что именно тебе там нужно делать и что искать. Была локальная сеть, где друзья из двора кидали смешные видео и картинки… Интернет тогда не давал ничего и стоил очень дорого.

Откуда тогда у “самого обычного астраханского парня” появились интересы, так или иначе связанные с одеждой?

image

У меня был выбор куда пойти учиться, и родители сказали: “Ну, раз ты закончил физико-математический, иди в экономический, в финансы и кредит”. Ни в чем толком не разобравшись, я подумал “Ну, окей, пойду”. На втором курсе, когда я уже работал продавцом во Fred Perry, пришло понимание, что мне не совсем интересна эта область, наоборот — хотелось бы проявлять себя в чем-то, что связано с одеждой. Наверное, отчасти потому, что больше ничем не умел заниматься, на тот момент, и не видел свою роль в других сферах. У меня не было такого, что “Так, я люблю архитектуру. Поступлю в МАРХИ, буду архитектором, что-то делать”. К концу курса, правда, понял, что если бы ушел в маркетинг, то, может быть, оно бы как то повлияло на меня.

А как получилось развиться из рядового продавца в творческую единицу?

Помог проект FOTT. Я работал в Fred Perry, и ребята из FOTT часто к нам заходили. Мы неплохо общались, и в один из своих визитов Артем Беликов предложил мне придти к нему на собеседование. Получился своего рода трансфер: из Fred Perry я попал в FOTT.

Люди из FOTT помогали со всеми моими начинаниями. Мне нравилось “копаться” в одежде: листать разные блоги (Put This On, Inventory), смотреть на работу зарубежных магазинов, читать журналы… Это сейчас все привыкли сидеть в контакте и смотреть на картинки, тогда любая информация была ценной, и отношение к ней было совсем другое. И вся эта “каша в голове” формировала не только мои интересы, но и моё мировоззрение. И так совпало, что в период, когда я горел этим, я попал в FOTT. Проект, который основали люди, которым были близки мои интересы. Всё-таки, отчасти именно с них в Москве и началась культура нишевой мужской моды. И я был с ними на одной волне. Культура мужской моды Москвы активно развивалась, и ей не хватало тех, кто мог бы грамотно объяснить каждому всё, связанное с деятельностью магазина. Здесь подойдёт сравнение с барбершопом, когда барбер советует посетителю стрижку, исходя из разговора с ним.

image

Когда работаешь в творческой команде, начинаешь брать на себя любые поручения. В итоге я был всем: и продавцом, и стилистом… Сначала мне доверяли маленькие съёмки, затем большие проекты. Бывало, я работал в зале, а затем сразу бежал на съёмку, и обратно. Без выходных, как белка в колесе. И я получал от этого кайф! Это был важный этап развития.

И в этот же период тебя начали узнавать на улицах? Из-за лекций, верно?

Лекции были простым ответом на то, что происходило за рубежом. Всплеск интереса к кроссовкам, вощеным курткам, ботинкам, “дровосекам”… И вот, у нас появилась общая инициатива. И в ней некая ирония, может даже китч… Меня, на тот момент, никто не воспринимал всерьез. И лекциями я что-то доказывал людям, а ещё больше — самому себе. Был, наверное, оратором: появилась возможность грамотно поделиться с группой людей своими мыслями и взглядами на одежду, хотя опыта лекций у меня ранее не было. Самое смешное, что пока мы делали такие мероприятия, им мало кто придавал значение. Всё закончилось — все опомнились. Забавно.

Но не воспринимали меня всерьёз из-за других вещей. Были паблики, типа “Мыслей Модника”. Подобное не самым лучшим образом отдавало печатью на восприятии меня в чужих глазах. Когда я впервые увидел эти приколы — я ничего не понял. Вообще. Подобное было вновинку. Сперва я воспринял это на эмоциях; было непонятно, почему надо мной смеются, и что я для этого сделал. Хотя, да, понятно, что люди близко восприняли моё самое первое интервью, где я вскользь упомянул, что “Камо — это ласт сизн”. Конечно, сейчас камуфляж — вполне себе классическая часть гардероба, но тогда, лет 7 назад, многим казалось, что только ленивый не “издевался” над ним. И моё недовольство восприняли как призыв и провокацию, что очень и очень странно…

image

Потом я понял, что раз такое дело, то нужно проще и с иронией относится и к себе, и к окружающим вещам. Отпустил этот момент: “успокоился” в интернете, перестал остро реагировать на странные просьбы незнакомцев сфотографироваться. Если они касались музыкальной группы, то я был вполне спокоен; но если подходили исключительно из-за работы, то иногда мог отказать людям, хотя, многие из них подходили на позитивной ноте. Не пойми меня неправильно, если просто кто-то хотел познакомиться или получить совет, я всегда был открыт. Но когда за спиной слышишь нетрезвый голос: “О, да это же он!”, то вряд ли захочешь общаться с этим человеком.

Вообще, на все интересующие меня вещи я смотрю как на хобби: и на работу, и на музыку. Да, ты увлекаешься этим, погружаешься с головой, и простое увлечение незаметно становится важным делом. Так было не только с работой, так было и с музыкой. Например взять барабаны — я никогда не умел играть на них профессионально, мне просто было в новинку взять и попробовать себя в этом. За полгода научился держать в руках палки и что-то играть. Мне не было дела до рудиментов, триолей… Я просто играл и отдавался музыке. Сейчас уже, конечно, все по другому. Со временем приходит осознание о том, что нужно все-таки чему-то научится.

Но кроме музыки тебя интересует и фотография. Интересно узнать твой подход, что ты вкладываешь в снимки?

Если честно, не отдаю себе в этом отчёта. Это точно такое же хобби, я вижу что-то цепляющее и стараюсь уловить момент. Мое пристрастие к фотографии определили книги и журналы; 6 лет назад я только на них и тратился. Визуальная литература развивала моё виденье кадра, понимание его построения… Мне важна недосказанность, наличие загадки в сделанном снимке. В этом таится свой шарм. Его сложно передать словами; всё на уровне чувств.

image

Хотя не все снимки получаются “загадочными”. Я люблю делать акцент на объектах, либо на атмосфере вокруг них. Улавливать цвета, передавать ими разные свойства вещи, будь то вес или объем.

Мне нравится собирать серии диптихи. Чтобы один кадр дополнял другой. Три моих любимых приема: идея, цветовая передача и пропорции.

image

Хотя я не считаю себя фотографом и не могу рассказать, что развиваюсь в этом направлении. Я обычный фотограф-любитель. Чем отличается фотограф-любитель от профессионального фотографа? Фотограф-любитель может лишь удачно поймать нужный кадр, а профессионал сделает его в любое время дня и ночи, подойдёт к вопросу так, что попадёт прямо в цель. В плане техники мне есть, чему научиться: я могу сфотографировать что-то днём, и уже потом оценить, насколько хорош сделанный кадр. И даже несмотря на то, что у меня много коллег-фотографов, я не стремлюсь заваливать их вопросами. Не знаю почему.

image

Может быть, недостаточно мотивации. Хотя, наверное, тут всё как с барабанами, мне правда нравится работать бездумно и не заморачиваться над каждой мелочью. Мне кажется, таким образом эффект от хорошего кадра только усиливается. Иногда ловлю себя на мысли, что такой принцип распространяется на все, чем я занимаюсь. Всего по чуть-чуть — мой поезд так и идёт. Не знаю, плохо это или хорошо…

Как весь этот полученный опыт, о котором мы говорили, повлиял на твое отношение к жизни?

Позитивно. Жизнь развивается хаотично и стремительно, но сейчас я понимаю, что нахожусь в своей среде. Могу точно сказать, что не чувствую себя плохо. Пришел к очевидной истине: если сейчас идёт какая-то негативная полоса, то за ней обязательно будет хорошая. После любого личного кризиса можно найти много чего нового.

Стал относится проще к одежде, к музыке. Если раньше был одержим музыкальным диггерством, то сейчас мне вполне хватает саундклауда. То же самое и с одеждой: я, конечно, придерживаюсь своего стиля, но не скупаю вещи бездумно.

image

Сейчас стараюсь жить “против системы” — мне скорее всего не понравится то, что по душе 90% людей. Я пытаюсь найти что-то необычное и интересное. Если приводить пример в одежде, то Nike — это очевидно модно, то Salomon и Asics, например, неочевидно. И мне интересны все вещи с подобной идеей.

Ты упоминал про личностные кризисы, а в чем они выражались?

После того, как я закончил работать в ITK, у меня начался месяц фрилансов. Не понимал, чем бы хотел заниматься… Отчасти тянуло в медиа. Тогда был такой журнал “Порт”, и мне он очень нравился. Даже удалось сделать съёмку для последнего из его выпусков. И вот тогда я задумался: “Тем ли я занимаюсь в жизни?”.

image

Здесь мне помогли ребята из Kixbox, предложили мне работать у них. Тут все и встало на свои места: я вновь начал заниматься любимыми делами в команде. Причем в такой, где со всеми тесно дружишь и проводишь время даже вне работы. Абсолютное понимание. Для меня подобное отношение играет очень важную роль. Я очень ценю нашу команду, особенно то, что мы все вместе создаём для России что-то иное, непохожее ни на что.

Посещали ли тебя мысли начать делать что-то своё?

Мысли были всегда. Хочется выйти из зоны комфорта, но пока не стоит торопить события. Сейчас я понимаю, что пока делать что-то своё рановато. Не хочу загадывать, но думаю, что к такому логическому концу я тоже приду. Но нет гарантий, что это будет то, чем я занимаюсь сейчас.

Здесь важно пояснить, что я никогда не задумываю масштабных планов. Есть, конечно, небольшие элементы, вроде съёмок и совместных проектов, но глобальным вещам я никогда не отдаю отчета. Особенно, если это касается культурных пластов. Кто знает, может когда-нибудь я сделаю медиа, а может что-то связанное с музыкой. Идей очень много….

image

ИЛЬДАР ИКСАНОВ
VK INSTAGRAM