Back on top
Story

MAKE LOVE FUCK WAR BY ODC

Какой бы кровопролитной не была война во Вьетнаме, её культурная значимость неоспорима. Царившее в те годы пацифистское настроение сплотило всех: хиппи, рок-музыкантов и простых граждан. Каждого волновала судьба мира; и каждый чувствовал свою значимость в борьбе против продолжения войны.

Феномен той эпохи подхватил московский бренд ODC, выпустив коллекцию вещей на тему того, как война во Вьетнаме могла выглядеть в глазах миротворца. Мы попросили Ивана Лунева, одного из основателей ODC, рассказать о личных пацифистских убеждениях, значимости прошедших конфликтов, а также о культуре Вьетнама сквозь призму вещей из новой коллекции его бренда.

Иван: Мы всегда были поклонниками миротворческих движений. Несмотря на занятия единоборствами и образ жизни, как говорят, “выросших на улице” парней, нам никогда не было близко насилие. В любых проявлениях; и к людям, и к животным. Конечно, эти взгляды пришли ко не сразу. Прежняя “молодая” агрессия ушла с возрастом, и на её место встали другие идеи: сострадание, доброта, взаимопомощь… Мы за мир во всём мире. Хочется, чтобы наши дети наслаждались жизнью, а не беспричинно убивали друг друга.

ODC — это то, как мы адаптируем некогда военные мотивы к современным городским условиям. И этот процесс, процесс адаптации военной одежды, никак не идёт вразрез с нашими убеждениями и отношением к войне. Даже если заглянуть в прошлое, то люди пацифистских взглядов носили военные вещи, чтобы донести простую мысль: “Война не где-то там далеко, не то, что касается кого-то, но не вас; война происходит здесь и сейчас”. Вспомним конец 1960-х: так делали все хиппи! Даже Джон Леннон выступал в военной рубашке, хотя был абсолютным противников войн.

image

Нам нравится американская форма. Своей искренностью, продуманностью, специализацией… Причем, здесь опять же важную роль сыграла форма времён войны во Вьетнаме. Карго-штаны, куртки М-65, камуфляжи Woodland и Tiger Stripe, всё это было “настоящим”. После конца 1970-х военная одежда стала совсем другой, в ней пропали все прежние качества. А сейчас наши любимые силуэты и вовсе переживают второе рождение, становясь актуальными как никогда прежде.

Когда мы были во Вьетнаме, то с головой окунулись в атмосферу военных кампаний тех лет. Путешествуя, мы постоянно видели проявления эха войны. И культура этой страны в контексте военных действий крайне интересна, особенно в деталях: вышивках, шевронах, украшений одежды… Рисунках, в конце концов. То самое наивное искусство, которое мы несём. Его мы и решили интерпретировать согласно идеям ODC.

image

У нас есть символичный принт, в котором тигр, перегрызший военный карабин, наступает на него лапой. Затем — черепа со скрещеными карабинами и надписью “When I die bury me upside down so the world can KISS MY ASS”; [“Когда я умру, похороните меня лицом вниз, чтобы весь мир мог поцеловать меня в задницу”] своего рода ода посмертным запискам, что оставляли американские солдаты на касках и зажигалках, понимая, что каждый новый день может стать последним, и, одновременно с этим, протестный посыл.

image
image

Мы по-своему отрисовали пиковый туз, тем самым вспомнив традицию американских военных: для устрашения врагов было принято оставлять карту с пиковым тузом на трупах вьетнамских солдат. Эта ситуация доходила до того, что Армия США получала целые грузы, начиненные колодами с одним лишь пиковым тузом. Шла настоящая психологическая война.

image

Помимо этого, у нас есть серия, посвященная военной эстетике без привязки к конкретной эпохе. Именно с них и начиналась наша концепция: когда-то эти сложные иллюстрации были нарисованы акварелью на ватмане, и мы оценили их концепт. Пожалуй, главный сюжет актуален сейчас как никогда — “Охота на людей”. Прицел здесь — реальный военный, ровно как и сам снимок. Про дирижабль можно сказать тоже самое: это настоящие архивные чертежы. И теперь оба этих принта украшают наши футболки.
image
image

ODC & N302LAB