Back on top
People

INTERVIEW WITH RICK RODNEY (STRIFE)

“Мои убеждения уйдут со мной в могилу”, — такими словами заканчивается “Force Of Change”, песня хардкор-группы Strife.

История этой группы началась в далеком 1991 году. Её основание было громким ответом на упадок американской хардкор-сцены: парням из Strife было, что сказать своему поколению. За короткий срок они стали одной из самых известных хардкор-групп, а вокалист Рик Родни — голосом молодых американских панков 1990-х годов.

Но труды и посыл Рика не ограничились одной лишь музыкой. Его увлечение фотографии — прямое продолжение музыкальной деятельности, выросшее из стремления запечатлеть все эмоции и энергию туров Strife. Сначала Рик начал фотографировать реалии улиц, а затем все интересные вещи,что его окружали. Это и определило всё его дальнейшее дело — профессиональная уличная и студийная фотография.

Мы поговорили с Риком об истоках американского хардкора, первых годах Strife, путешествии в Россию и семейных ценностях.

Вы застали рассвет хардкора, основали STRIFE. Расскажите, как это было? С чего всё началось?

Я родился в 1970-х, и когда я стал играть во всяких “грязных” группах в духе Ramones, Stooges и Sex Pistols, эти парни активно давали концерты и помогали развивать то, что мы сейчас называем “панком”.
Первый незабываемый музыкальный опыт случился со мной в 7 или 8 лет. Мой старший кузен открыл для меня Black Sabbath и Оззи Осборна, Van Halen, Journey и другие рок-группы. Я сразу полюбил их, и уже не мог остановиться. С годами, когда я стал старше и начал кататься на скейте, я стал слушать более тяжёлую музыку. Журнал Thrasher был для меня источником всего, что интересовало меня в подростковые годы. Оттуда я узнал про Misfits и Samhain, Slayer и Metallica, а позже — про CRO-MAGS!
Я с друзьями рос в пригороде Южной Калифорнии, и каждый из нас ненавидел эту скучную и беспечную жизнь, которую нам пытались навязать родители. Они всячески старались уберечь нас от “страшных” и “опасных” улиц Лос-Анджелеса. В конечном итоге, мы пошли против всего этого. Стилем одежды, политическими и социальными взглядами, образом жизни… “Панк” был во всём. Всё больше погружаясь в эту сцену, я открыл для себя Hardcore, а затем — Straight Edge Hardcore.
В те годы я с друзьями учился в средней школе. Но, увы, наши пути разошлись. Я и мой друг основали STRIFE, а остальные парни — свою группу.

image

1991 год — основание группы STRIFE. Как нам известно, это была вторая волна хардкора США. Расскажите о первых годах существования вашей группы.

Я думаю, наше основание было своеобразным ответом на распад многих групп в конце 1980-х годов. Большинство групп, которые влияли на нас, распались к моменту основания STRIFE. Мы хотели продолжить развивать ту музыку и ту сцену, которую очень любили. К тому же, в нашем городе не было крутых групп, которыми мы бы могли жить. Большая часть сцены располагалась в округе Оранж, это в двух часах к югу от нас. Поэтому, нетрудно догадаться, почему мы решили создать группу. Нам потребовалось много времени и куча плохих выступлений, чтобы обрести уверенность в том, что мы делаем. Но окончательно всё стало на свои места лишь в 1992 году.
Мы реально волновались играть, даже для 5 друзей на заднем дворе, ха-ха. Мы прогуливали школу ради репетиций в квартирах друзей. Нам нравилось то, что мы делаем. Всё было серьёзно, нас заботили только подготовки к гигам и сами гиги!

image

Вы активно продвигали контр-культуру хардкора, были в sXe-движении. Насколько все это было законно? Были ли у вас проблемы с полицией или неонацистами?

Мы всегда были хорошими ребятами… И мы были одной командой. Мы творили много тупого дерьма, но никогда не делали того, что могло бы кому-то навредить. Хардкор-сцена ненавидела нацистов, поэтому в начале 1990-х годов их почти не было на гигах, где мы тусовались или играли. А крутых гигов было очень много. У нас было правило: “Если ты нацист, тебе надерут задницу”. Копы тоже не связывались с нами. Нам не было дела до наркотиков [DRUG FREE], и каждый из нас красил коротко стриженные волосы в светлый цвет. Мы выглядели чистенькими и позитивными — такими, по сути, и были, ха-ха. Но группа STRIFE была и остается против всего, что навязывает массовая культура. В этом и кроется красота Хардкора.

Изменила ли панк-музыка ваши взгляды на жизнь?

Разумеется… Эта музыка изменила меня раз и навсегда! Панк оказал на меня самое что ни на есть положительное влияние. Я благодарен ему за все: за друзей, за новые открытия, за эмоции и переживания, окружавшие меня все эти годы. Я, бл*ть, обожаю всё это!!!Хардкор учит тебя морали, этике и состраданию. Учит правильному отношению к окружающим, по крайней мере лично меня. И эти ценности — это то, что всегда будет со мной. Недавно у нас с женой родился мальчик, и я с нетерпением жду момента, когда возьму его с собой на гиги, чтобы показать всё еб*чее дерьмо, которое может дать Хардкор.

image

Сейчас вы известны как фотограф не меньше, чем как музыкант. Расскажите, с чего началось ваше увлечение фотографией?

Ещё в 90-е фотография стала для меня способом расширения творческого кругозора. Мы путешествовали всей группой и я всегда брал с собой камеру. Но затем, к концу нашего долгого тура, я потерял все свои объективы и плёнку, из-за чего долгие годы я не фотографировал. Вообще. Но, примерно в 2006 году, я получил работу от Rick Klotz для его бренда FRESHJIVE. Он дал мне камеру и в тот момент я понял, что хочу продолжить заниматься фотографией. Шли годы, я прикладывал много усилий и развивался. Так фотография перешла из разряда хобби в полноценную работу. И это — самая лучшая в мире вещь для меня. Мне очень повезло делать то, что я делаю.

image
image

На чем вы стараетесь сосредоточить внимание?

На всех окружающих вещах, которые мне интересны. Всё зависит от настроения и времени, я полагаю. Куда бы я не пошёл — я всегда беру с собой камеру.
Независимо от того, какой проект я делаю, я всегда слежу за происходящим вокруг. И если я вдруг увижу что-то интересное, я сделаю парочку быстрых снимков. Иногда получаются очень странные кадры (смеется). Но это как раз то, что движет мной.

image
image

А что вам важно передать через свои работы?

Вообще, фотография была для меня своего рода эволюцией, как и для всех тех, кто занимается ей также, как и я сам. Это сравнимо с музыкой. Когда вы это понимаете, на вас постоянно начинает что-то влиять. Но со временем вы сами открываете новые границы и начинаете придумывать потрясающие идеи. Это касается и нашей группы, и моих фотографий.
Я не всегда остаюсь одним и тем же человеком в некоторых отношениях, но, конечно, есть вещи, которые вдохновляли меня в 16, и продолжают вдохновлять в 45 лет. Поэтому я считаю, что всегда важно делать всё возможное и доверять своим инстинктам. Раньше я занимался уличной фотографией, потому что это влияло на меня, когда я был моложе… Но сейчас я снимаю уже по другую сторону спектра… Потому что мне это нравится. И я уверен, что через 20 лет мне начнут нравится совсем другие вещи.

image
image

Изучая ваши съёмки для брендов, для себя мы отметили несколько работ с FUCT, брендом Эрика Брунетти. Нам интересно узнать, как вы начали сотрудничать с Эриком?

Я был давним поклонником FUCT и творчества Эрика в частности. На протяжении многих лет мы часто пересекались и, в конце концов, стали друзьями. Он попросил меня сделать несколько проектов для его японского лейбла FUCT SSDD. Мы хорошо работали вместе… Было легко и здорово. Эрик просто получал клёвую работу… Всегда.
image
image
image
image

В 2014 году вы посещали Москву. В той поездке вы сняли лукбук “Pair A Dise” для FUCT, не без поддержки ребят из Renegade Store. Расскажите, как это было?

Группа STRIFE была в туре, и, в то же время, мы с Эриком обсуждали идею съёмки лукбука для FUCT. Я уже связывался с парнями из Renegade Store по этому вопросу насчёт помощи в поиске моделей и чего-то ещё, когда я был в Санкт-Петербурге. Мы встретились на гиге и я снял одного из их корешей… На мой взгляд, вышло ох*енно.
image
image
image
image

Чем ещё вам запомнилась наша страна? Расскажите о своих впечатлениях от поездки в Россию.

БЫЛО ПИ*ДЕЦКИ ХОЛОДНО! Мы приехали, когда стояла мертвая зима. Для нас, парней из Калифорнии, это было *бааааааать как холодно. Я помню, как вглядывался в архитектуру и думал о том, какая она прекрасная. Наверное людям, с которыми я общался, показалось, что я сумасшедший, но я действительно думал, что с точки зрения фотографии архитектура очень крутая.
Пацаны с гигов — потрясающие. Мы играли и в Питере, и в Москве. Впервые. Это всегда круто, посетить новые места и познакомиться там с парнями, которые, как и ты, продвигают это “дерьмо”.

image
image
image

Кстати, а что насчет путешествий? Какие места удивили вас больше всего?

Ну, как мне кажется, вся Восточная Европа точно отличается от того, что я привык видеть. Как минимум погодой (смеется). Япония тоже п*здец какая крутая! Сейчас Мехико, наверное, мой любимый город. Совсем недавно мы вернулись из Колумбии, где мы были впервые. БЫЛО ПОТРЯСАЮЩЕ!

Нам интересно, какие советы вы можете дать начинающим фотографам и панк-музыкантам?

Хммм, до сих пор я и сам-то не всё понял, но…
Но я считаю, что всегда надо следовать за зовом сердца и разума… Если для вас это не кажется чем-то настоящим, будь то музыка, искусство и т.д., если у вас нет тяги делать это — не делайте. Это вполне нормально, так вы и найдёте свой стиль и голос. Не загоняйте себя в ловушку, пытаясь сделать что-то для других. Мы все с чего-то начинали. И мы должны найти свои пути и развиваться, следуя по ним только вперёд.

image

А что насчёт планов на будущее? Может быть, вы когда нибудь вновь посетите нашу страну?

Сейчас я хочу вернуться к работе. Ребенок требует много времени и отдачи, поверьте. Я счастлив, что мы с женой можем быть по большей части дома, помогая друг другу. Но все же, нам нужно работать…
Мне нравится работать, правда. А что касается группы… У нас есть несколько вещей, которые ждут этой весны…. Небольшой материал, наверное, так я отдохну от семейных обязанностей. В скором времени, я полагаю, мы вернемся к нашему туру… Мне нравится играть на гигах, и я скучаю по ним. И да, я очень надеюсь, что в будущем мы вернемся в Россию и, может быть, заглянем в Украину. Увидим.

image

RICK RODNEY: SITE INSTAGRAM